Рекламные объемные конструкции в городском пространстве

Рекламные объемно-пространственные конструкции — это вовсе не новое веяние современно наружной рекламы. Отнюдь, подобного рода конструкции — это можно сказать классика рекламного жанра. Давайте совершим экскурс в далекое прошлое наружной рекламы позапрошлого века.  Своего рода прототипами объемно-пространственных конструкций явились разнообразные временные постройки призванные восхвалять политическую и военную мощь Русского государства и так же остальных европейских государств, начиная пожалуй даже с Древнего Рима, а может быть и раньше.

Но мы будет говорить о рекламных объемно-пространственных конструкций на территории нашего славянского конгломерата. Итак, объемно-пространственные конструкции — это были триумфальные арки, пирамиды и обелиски. Воздвигались они в дни торжественных “вшествий” петровской армии в большие города, в Москву и в Киев в часности после военных побед, позднее в ознаменование коронационных торжеств и пр.

Впервые такое “вшествие” с сооружением триумфальных ворот и устройством “огненных потех” (фейерверков) прошло в честь первой крупной победы русской регулярной армии и флота под Азовом в 1696 году. Триумфальные ворота, построением которых распоряжался сам Петр I, представляли собой декорацию украшенную надписями и эмблемами и прислоненную к проездной арке Каменного моста через Москва-реку.

В дальнейшем такие празднества становятся достаточно регулярными. Например в 1710 г. в дни торжества по случаю Полтавской победы, все праздничное убранство города воздвигалось под руководством архитектора Ивана Зарудного. Для декоративно-оформительских работ привлекались мастера Оружейной палаты и группы “вольных маляров”.

Строительство разного рода объемно-пространственных конструкций стало престижным. Многие известные архитекторы почитали за честь принять заказ на оформление царских торжеств. Именитый человек Строганов на свои средства построил триумфальную арку. Как известно, Петр поощрял поддержку своих реформ, и такое проявление верноподданических чувств не осталось не замеченным с его стороны.

В XIX веке Москва украшалась не только по пути следования торжественных процессий. Весь город был включен в подготовку к праздникам. Занимались этим подрядчики, соревнуясь в наиболее удачном оформлении города. Существовала и специальная городская Комиссия по благоустройству оценивавшая работу строителей и поощрявшая наиболее удачные проекты.

Встречались довольно оригинальные конструкции, некоторые из них описаны “певцом московской старины” Иваном Шмелевым: “На площади стояла одна из тех ветрянок, которые я раньше видал только на картинках, самая настоящая, с крыльями, которые вертелись и даже скрипели. Плотник Семен, приставленный сторожем, стоял и повертывал внизу железную ручку, и крылья вертелись. И мельница, и крылья были унизаны фонариками, которые висели на проволочках так ловко, что все вре¬мя сохраняли свое положение при повороте крыльев и не опрокидывались. <…> В середине мельницы был проезд, и таким образом мельница служила как бы аркой”.

Постепенно к XX в. праздничный декор города теряет элементы монументальности. Античные сооружения заменяют живописные расписные плоскости-декорации и стандартный набор временных сменных элементов — трибун, помостов, площадок, обильно украшенных царскими вензелями и геральдикой, флагами и гирляндами.

“Оформительское искусство утратило, с одной стороны, игровую затейлевость и праздничность барокко, — пишет исследователь монументально-декоративного искусства Олег Немиро — с другой — исчезли торжественность и строгая величественность классического стиля. <…> Празднование 300-летия дома Романовых — показало как живучесть сложившихся элементов и средств оформления второй половины XIX в., так и неоклассицистические тенденции в рамках общего движения модерна”.

Торговая реклама на объемно-пространственных конструкциях в это время еще не вошла в широкое употребление. Городские власти не поощряли загромождение московских улиц.

После революции фантазия художников самых различных творческих направлений — от академической школы до левого фронта искусств — подстегнутая ленинским планом монументальной пропаганды, превращает город в невиданную гигантскую выставку современного искусства.

“Вот на Трубной площади собралась толпа у каких-то качелей, по¬хожих на эшафот. Но нет, народ готовит здесь не лобное место, не кровавое зре¬лище в честь их торжеств, а с помощью канатов и блоков воздвигает на пьедестал „человеческую мысль», массивное творение художника Меркурова” — повествуют “Известия ВЦИК” об одной из акций, проходившей под эгидой “монументальной пропаганды” в годовщину революции.

В Москве снова, как и в царские времена, устанавливают триумфальные ворота. Теперь они посвящены иным событиям, например Конгрессу Коминтерна (арка “III-го Интернационала”). Объемные конструкции, помимо политических проблем (как, например, политкарикатуры на Красной площади), вскрывали и социальные язвы: в Парке Культуры появляются аллеи с сатирическими фигурами. Кроме статичных объемно-пространственных конструкций, возникают мобильные — передвигающиеся по городу на автомобилях с демонстрациями и карнавальными шествиями. В абсолютном большинстве эти конструкции шокируют своим бесхитростным примитивизмом.

В годы НЭПа на улицах столицы, наконец, появляются объемно-пространственные композиции коммерческого характера. Как правило, это реклама государственных предприятий или новинок кино. Встречались и привычные элементы городского оборудования, принимающие нестандартные формы, например телефонная будка в виде телефона, киоск в форме бутылки или самолета и т.д.

В 30-е гг. доминирующие положение в городской среде занимают объемно-пространственные конструкции грандиозного размаха, размещавшиеся на центральных площадях города. Все эти колоссальные шарикоподшипники, домны, ГЭС и блюминги демонстрировали достижения страны советов. Они будоражили воображение своими масштабами, экспрессией форм и светодинамикой. Лобное место на Красной площади из года в год “украшает” деревянная декоративная установка “Интернационал”, изображающая бесоподобных пролетариев со знаменами в руках. В дальнейшем, вплоть до начала войны, эта композиция монтируется к каждому большевистскому празднику.

В период победного ликования 1945 года оживают традиционные объемно-пластические элементы, такие как триумфальные арки классического образца. Характерной чертой объемно-пространственных композиций тех лет явилась подмена художественной выразительности внешними эффектами. Город стали украшать сложные конструкции из дорогостоящих материалов, словно возрождающие стилистику забытой было эклектики с ее помпой и украшательством. К июньскому параду победы 1945 года на лобном месте был воздвигнут грандиозный фонтан украшенный живыми цветами.

К середине 1950-х годов тенденция внешнего дорогостоящего украшательства сходит на нет, появляются новые облегченные металлические конструкции, тонкие оболочные покрытия из синтетических материалов, ажурные объемы и плоскости. В украшении Москвы в дни проведения VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов 1957 года привлек внимание “факел фестиваля” на Ленинских горах (художник-архитектор И. Покровский), экспозиционно-выставочный комплекс на площади Восстания (художник М. Ладур, архитектор Я. Белопольский), убранство площади Белорусского вокзала (художник В. Макаревич).

К началу 1960-х годов объемно-пространственные конструкции принимают подчеркнуто монументальный характер. Упрощенность формы, локальность цвета, плоскостность и плакатность, символичность образного обобщения — все это стало отличительными чертами новой стилистики.

Созданием и разработкой объемно-пространственных конструкций занимались активно создаваемые в те годы специализированные мастерские, комбинаты живописно-оформительского и декоративно-прикладного искусства. Большое внимание обращалось на подготовку кадров художников-оформителей в вузах. В 1964 году при Союзе художников СССР возникла Центральная учебно-экспериментальная студия “Сенеж” под руководством художника Е. Розенблюма. Расположилась она под Москвой на озере Сенеж, откуда и получила свое наименование. В студии было разработано множество проектов направленных на поиск новых средств и принципов оформления городской среды. В дальнейшем навыки, полученные на творческих семинарах студии помогли многим дизайнерам и архитекторам решать сложные реальные проектные задачи.

В конце 1960-х и 1970-е годы декор объемно-пространственных конструкций обогащался новыми материалами: рядом с традиционными кумачом, фанерой, холстом, хвоей все большее распространение получали синтетические материалы, разнообразные фактурные покрытия, металл, цветной пластик, стойкие красители. Повышалась эстетическая ценность конструкций за счет маскирования технических элементов. Происходит постепенный отказ от тяжеловесной монументальности форм. Особенно ярко эта тенденция отразилась на примере объемно-пространственной кинетической самонапряженной конструкции “Атом” возведенной в 1967 году по проекту архитектора и дизайнера Вячеслава Колейчука на Курчатовской площади. Эта композиция поразила тогда всех — огромный висящий в воздухе ажурный шестиметровый шар вращался, переливался, мерцал под музыкальную композицию Льва Термена исполняемую на первом в мире электромузыкальном инструменте терменвоксе.

В дни проведения Олимпийских игр на территориях, прилегающих к спортивным объектам, устанавливались объемно-пространственные конструкции с официальной эмблемой Олимпиады-80 и талисманом “Миша”. На территориях спортивных комплексов устанавливались стеллы с пиктограммами тех видов спорта, по которым на этом стадионе проходят соревнования.

Разного рода объемно-пространственные конструкции рекламно-информационного характера встречались и в дни проведения XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1985 г.

В середине 1990-х гг. рекламные объемно-пространственные конструкции распространились по всему городу. Это были стеллы самых разнообразных видов и конструкций, пилоны, вращающиеся световые короба с часами и без, рекламные конструкции в форме бутылки, свечи, треугольника и т.д. Высота таких декоративных объемно-пространственных конструкций может превышать два десятка метров.

Само слово “конструкция” подразумевает детище инженерной мысли. Декоративность конструкции, ее включенность в среду города, насыщенность информацией приводят к соединению в одном объекте элементов архитектуры, скульптуры и графики. Здесь действуют законы трехмерного искусства. Объект воспринимается со всех точек зрения, вписан в городскую среду. Соподчинение масштабов, объемов, материалов, пластики, фактур – обязательное требование к такого рода объектам. Учитывается воздействие природных стихий, таких как ветер, дождь, солнце, мороз. Большое значение имеют применяемые материалы, дизайн и качество сборочных узлов. При создании объемно-пространственных конструкций активно используются достижения инженерной мысли — вантовые перекрытия, легкие и долговечные ткани, сборные элементы, стекло, пластик, металл. Комбинаций с материалами может быть неизмеримое множество, использование движущегося света и видеоэкранов – еще один способ усиления рекламного эффекта объемно-пространственной конструкции.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *